LOADING

Type to search

Статьи

Антисемитизм, отныне и впредь

Share
Source: news1

Автор: Ицхак Меир

Единственный способ борьбы с антисемитизмом – называть его своим именем и как можно шире предавать гласности его психиатрический диагноз

Действительность сама по себе не является статистикой. Пятая часть населения Европы до сих пор верит, что несколько евреев правят массами, или, что единицы евреев подобны бесчисленным массам, так как они обескровливают экономики и делают переливание в свои вены, и т.д. Это не значит, что пятая часть Европы является антисемитской. Около половины венгров и поляков. Это говорит, что антисемитизм в Европе – это упрямая реальность. С тех пор как в ней живут евреи. Возможно, даже до этого. Это означает, что пока в мире есть еврей, в нем будет много тех, для кого он будет ультимативным другим, мошенником, заключившим союз с магическими призрачными сущностями, обитающими в безднах. Это означает, что последнее, в чем нуждается антисемит, чтобы оправдать свое отвращение – до физического – к евреям, это факты. Доказательства. Данные. Свидетельства. Напротив, антисемитизм построен на фантазии. Он не является критикой евреев. Это страх. Это неспособность пересчитать евреев или избегать их, потому что ясно, что евреи – явные и тайные – угрожают нееврейскому большинству в мире.  

Никакой прогресс не изменит этого, потому что прогресс – это встреча рационализма с рационализмом, а антисемитизм – это встреча рационализма с заблуждением. Поэтому, также невозможно бороться с антисемитизмом с помощью фактов. Если миллионы во Франции – информационной державе, пионерке в области культуры и образования – совсем не знают, ни про Холокост, ни про Освенцим в Польше, ни про Гурс, при режиме Виши во Франции, этого не исправить с помощью мобилизации инновационных технологий обучения у самых лучших учителей и профессоров. Они продолжат не знать то, что они учили. Это даже не отрицание Холокоста. Это отсутствие органов чувств, воспринимающих информацию, когда она касается евреев.  Антисемитизм – это хроническое заболевание. Анти-иммунное. Он прорывается в разбивании вдребезги надгробий покойников, которые больше не могут причинить вреда, так как они мертвы, но люди, страдающие антисемитизмом, боятся мертвых евреев, как живых, может быть даже больше. Он разрывается в истерике по поводу отравленных колодцев, женщин, оскверняющих новорожденного, или по поводу дезинфекции с помощью карантина или уничтожения.

Единственный способ бороться с антисемитизмом – это называть его своим именем. Массово распространять его психиатрический диагноз. Жить с вменяемыми, а они есть, иначе бы не было сумасшедших, и развивать с ними системы естественных отношений, не потому что они представляют собой здоровый процент в больной Европе, а потому, что они – вся Европа, с которой мы сейчас развиваем отношения, потому что все эти антисемиты и есть вся зараженная Европа, с которой мы не развиваем даже информационных отношений о Холокосте, чтобы они знали, что он был.

Антисемит – это тот, кто говорит, что Холокоста не было, потому что если бы он был, то в мире не было бы евреев, а они есть, и с каждым днем всё больше. Все музеи, все университеты, все фильмы, не изменят факта, которого не было.

Поэтому, только если мы будем относиться к антисемитам как к жертвам древней эпидемии чумы, которая отказывается излечиваться, потому что больные ею не могут исцелиться, а мы верим в нашу нормальность и будем жить в удовольствие, с жизненно важными и динамичными связями со всеми разумными мирами, существующими в этом мире, будем защищаться как можно более надежной защитой от антисемитской аномалии. Музеи и университеты, и фильмы – это для здоровых людей. Антисемиты считают их доказательством того, что евреи продолжают преследовать человечество. Патология.